Как кубанский омбудсмен и «Российская газета» помогли одинокой маме сохранить квартиру

Еще вчера история этой сочинской семьи развивалась в жанре трагедии, но теперь завершается хеппи-эндом. До счастливого конца далеко, но Ирина — глава семьи — уверена, что теперь он непременно наступит.

Живет семья в 27-метровой студии, купленной в 2013 году в ипотеку. Фото: Из личного архива

Живет семья в 27-метровой студии, купленной в 2013 году в ипотеку. Фото: Из личного архива

Омбудсмен бьет тревогу

Мы узнали о ее беде от кубанского омбудсмена, разместившего на своей личной странице в социальных сетях вот такой пост:

«Хочу поделиться невеселой историей матери-одиночки, проживающей в Сочи, — написал Сергей Мышак. — Ирина Ивановна — человек самостоятельный: одна воспитывает двух несовершеннолетних детей, у нее свой небольшой бизнес по ремонту и пошиву одежды. Не имея собственного жилья, она решила приобрести квартиру в ипотеку.

Печальный итог: женщина с детьми живет в квартире, которая ей уже не принадлежит и ждет выселения — она уже получила предписание с требованием освободить жилплощадь.

Я уже обратился в банк с просьбой отсрочить решение о выселении. И с учетом того, что женщина платежеспособна, предоставить ей возможность выплачивать кредит, а квартиру вернуть.

Да, и еще. По поручению президента Путина в Государственную Думу уже внесен законопроект об ипотечных каникулах для тех, кто, взяв ипотечные кредиты, оказался в сложной жизненной ситуации и не в состоянии их оплачивать, в том числе и для тех, кто брал кредит до принятия этого закона».

Невеселые подробности

У Ирины Никитиной двое детей: Давиду через месяц исполнится 18, Стефании сейчас 3,5 года. Живет семья в 27-метровой студии, купленной в 2013 году в ипотеку. Квартира маленькая, но уютная, а главное — своя. По крайней мере так было до недавнего времени.

— Жилье стоило около 1,8 миллиона рублей, — рассказывает Ирина. — 760 тысяч составил первоначальный взнос, остальное — ипотечный кредит, взятый на 20 лет. До наводнения я исправно его погашала, но после того, как оборудование мастерской утонуло, просто не смогла каждый месяц платить почти по 15 тысяч рублей. Вносила по шесть, восемь, иногда по 10 тысяч — все, что могла. В итоге накопилась небольшая задолженность. Обратилась в банк, объяснила ситуацию, попросила об отсрочке. Однако кредитное учреждение не захотело ни о чем договариваться с одинокой матерью, забрав по суду ее квартиру. После ее продажи Ирине досталось всего 770 тысяч рублей.

— Странная получается арифметика, — возмущается Никитина. — У нас забрали квартиру стоимостью 1 млн 760 тыс рублей (это без учета 500 тысяч, вложенных в ее ремонт) при просроченной кредитной задолженности в размере 2869 рублей (!!!). Из взятого на 20 лет ипотечного кредита осталось выплатить 501 тысячу рублей. А мне вернули 770 тысяч, тот есть практически сумму первоначального взноса банку. А ведь я в течение пяти лет платила проценты по кредиту, а после рождения дочки в счет его погашения внесла средства материнского капитала. Выходит, что эти 400 тысяч рублей тоже стали доходом кредитной организации?!

Хеппи-энд?

«Российская газета» вслед за Уполномоченным по правам человека в Краснодарском крае Сергеем Мышаком обратилась к руководству кредитной организации с просьбой разобраться в сложившейся ситуации. Всю необходимую информацию, которую с нас затребовали, мы отправили в Москву. И вот на минувшей неделе появилась обнадеживающая информация.

— Меня пригласили в головной офис Сочинского отделения банка, — рассказала по телефону Ирина. — В режиме видеоконференции со мной общались руководители из Краснодара. Договорились, что я возвращаю банку полученные 770 тысяч рублей, после чего мы оформляем договор купли-продажи квартиры.

Оставшийся кредит Ирина пообещала погасить — нашлись добрые люди, которые дают ей деньги взаймы, причем — без всяких процентов.Компетентно

С поправкой на человечность

Наталья Костенко, депутат Госдумы от Краснодарского края:

— Эта история наглядно показывает, насколько важен закон об «ипотечных каникулах» для заемщиков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Он был принят Госдумой в первом чтении, причем в ходе обсуждения законопроекта вносились конкретные поправки. Я предложила внести поправку, обязывающую банк в течение семи дней с момента предоставления шестимесячной отсрочки проинформировать клиента о новом графике выплат. Законопроектом вводится запрет в период действия ипотечных каникул на изъятие переданного в залог единственного жилья гражданина. Согласно внесенной поправке, данные нормы будут распространены не только на тех, кто оформит ипотечные кредиты после вступления закона в силу, но и на тех, кто ранее взял квартиру в ипотеку. И суды, которые рассматривают иски кредитных организаций, при вынесении решений должны учитывать, что в настоящее время изменилась госполитика в данной сфере и идет законодательное урегулирование этого достаточно сложного вопроса.

Источник: Российская газета