С уральского бизнесмена требуют 900 млн руб. за преднамеренное банкротство

Арбитражный суд Свердловской области привлек уральского бизнесмена Анатолия Бахтина к субсидиарной ответственности по обязательствам принадлежавших ему компаний-должников — ЗАО «Трест Уралстальконструкция» и ООО «Управляющая компания «Уралстальконструкция». С предпринимателя должны взыскать более 900 млн руб., пишет  Znak.com. 

Суд по инициативе одного из кредитора банкротов — ПАО Сбербанк — назначил экспертизу, которая выявила признаки преднамеренного банкротства ЗАО «Трест «УКС»: руководство компании еще в 2013 г. вывело ликвидные активы предприятия, в результате у компании существенно снизилась способность погасить свои долги перед кредиторами. Однако Бахтин подал заявление о банкротстве своей компании не сразу, а только спустя год, а потом и вовсе забрал это заявление. В результате его компанию не только признали несостоятельной, но и выявили признаки преднамеренного банкротства и действий против интересов кредиторов. 

После этого кредиторы обратились в суд с требованием взыскать с Анатолия Бахтина и его «УК «УКС» все долги, которые накопил «Трест», привлекая таким образом владельца несостоятельной компании к субсидиарной ответственности. 

Еще несколько лет назад доказать преднамеренность банкротства и привлечь руководство компании к субсидиарной ответственности было не слишком просто, и недобросовестные должники этим активно пользовались. 

Если проанализировать статистику Федресурса, то число заключений с выявленными арбитражными управляющими признаками фиктивного или преднамеренного банкротства в общем объеме составляет не более 8%, — рассказал DK.RU адвокат, партнер адвокатского объединения Puchkov&PartnersНиколай Хмелевский. — Но если посмотреть данные по имуществу банкротов, то, по данным Федресурса, в 2015-2017 гг. около 40% компаний-должников по итогам первичной инвентаризации обладали активами стоимостью 0 руб., а последующая оценка имущества выявила нулевую стоимость активов уже у 61-63% должников. Многие юристы сделали из данных статистики вывод — значительная часть предприятий с нулевыми активами, скорее всего, выводили имущество с баланса предприятий в преддверии банкротства, то есть преднамеренно банкротили предприятие.

В результате получалось, что процедуры банкротства по факту использовались (и используются) не для эффективного расчета с кредиторами, а для необоснованного освобождения от долгов. Чтобы избежать большого количества таких преднамеренных банкротств, законодатель ужесточил ответственность бенефициаров должников. В прошлом году в Закон о банкротстве была включена целая глава о субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Среди нововведений — существенное расширение перечня лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности: помимо бенефициаров ими могут быть финансовые директора, главные бухгалтеры, юристы, корпоративные секретари.

— При этом налоговым инспекциям предписано во всех случаях выявлять и привлекать номинальных директоров к ответственности в качестве соответчика с фактически контролирующим должника лицом и не допускать неосновательного возложения максимальной ответственности на лицо, обладающее минимальными активами.

Законодателем сформулировано такое основание субсидиарной ответственности как ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов, обусловленное действиями или бездействием контролирующего лица, предусмотрена субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) должником заявления о банкротстве. Расширен перечень презумпций, при которых предполагается невозможность погашения требований кредиторов по вине контролирующего лица. 

Все указанные изменения нацелены на существенное изменение процедуры банкротства, основной акцент вынужденно сдвигается от санации нерентабельных активов в интересах должника в сторону максимально полного удовлетворения интересов кредиторов — в первую очередь, за счет попытки пресечения возможности избежать субсидиарной ответственности.

По словам эксперта, теперь заявление о привлечении к субсидиарной ответственности суд принимает и на стадии наблюдения, и после прекращения дела о банкротстве. Однако у должника, которого, по его мнению, привлекли к субсидиарной ответственности необоснованно, остается возможность оспорить решение. 

Конечно, в этих условиях кредиторам стало значительно проще привлекать первых лиц к ответственности, тому способствует общий принцип субсидиарной ответственности — в банкротстве компании виноват ее руководитель (учредитель), но опровергнуть этот тезис все еще возможно. При этом эффективность защиты во многом определяется учетом рисков на стадии принятия решений в ходе текущей деятельности компании, — отмечает Николай Хмелевский. 

Источник: Деловой квартал