Банкротиться не торопятся

Задача финансовых управляющих – выявление имущества, обеспечение его сохранности и его реализация в целях погашения требования кредиторов. По закону участие управляющего в деле о банкротстве гражданина обязательно: если должник его не найдёт, суд откажет в возбуждении дела о банкротстве.

Управляющие работают только в рамках членства в некоммерческих партнёрствах – саморегулируемых организациях. В Росреестре таких организаций 66. 28 из них входят в совет Союза СРО арбитражных управляющих России. В этом совете есть и представители нашего региона, например, Олег Смирнов – поверенный СРО «Северная столица» по Архангельской области.

«Физик» для управляющего – смерть

Должникам, решившимся на банкротство, надо помнить, что это не списание долгов, и что процедура-таки сулит расходы.

— Главное, чтобы люди понимали, что деньги‑то им всё равно придётся платить. 25 тысяч единовременного вознаграждения при процедуре получает управляющий, ещё шесть тысяч – госпошлина. Итого – 31 тысяча рублей сразу – плюс от 805 рублей за каждую публикацию на Едином федеральном реестре сведений о банкротстве – о торгах, собраниях кредиторов.

Во многом из‑за этого, а ещё, конечно, со страху перед неизвестностью как должники не рвутся начинать процедуру банкротства, так и финансовые управляющие с неохотой берутся за такие дела.

— Многие управляющие говорят: «Какой мне интерес банкротить «физика», если я заработаю 25 тысяч, а получить могу по полной программе?» В том году практически никто не хотел брать на себя процедуры личного банкротства, – отмечает Смирнов. – Но ситуация немного сдвинулась. Сейчас потихонечку, со скрипом, стали соглашаться вести такие процедуры.

Теоретически – идёт, фактически – в ступоре

Инициировать процедуру банкротства могут как должники, так и кредиторы. Хотя, по наблюдениям Олега Смирнова, инициатива чаще исходит от должников:

— Их «душат» коллекторы, они боятся всего. Кредиторы пока осторожничают. Они тоже просчитывают, что они смогут получить в результате. На это работают мониторинговая служба, служба безопасности.

Всё же банкротиться граждане «не ломятся».

— Начинаешь людям объяснять, какие нужны расходы, а они говорят: «Ну если б у нас были такие деньги, мы тогда и банкротами не хотели бы становиться…» А часто граждане не понимают, как и что делается.

— Я самый первый в Архангельской области начал процедуру банкротства физлица, как только закон вступил в силу. А ввели процедуру в отношении этого человека только в феврале 2016 года. В том году ещё никто не знал, что как делать.

И всё же процесс пошёл. Как сообщил Олег Смирнов, на данный момент в Архангельской области возбуждено 156 дел о банкротстве. И по трём делам уже поданы заявления о бездействии финансовых управляющих.

А вот динамика, собственно, по «Северной столице»: в 2015 году в октябре было всего две процедуры, в ноябре – шесть, в декабре – 24. В этом году на сегодня – уже 452 процедуры.

Алексей Кудрин – банкрот

Хотя, надо отметить, что в базе должников Единого федерального реестра сведений о банкротстве находятся 197 физлиц из Архангельской области, признанных несостоятельными.

Большинство должников, что предсказуемо, – из Архангельска, и, что непредсказуемо – из Котласа. Информация о северянах-банкротах находится в открытом доступе.

Например, в этом «чёрном списке» – 39‑летний житель Пертоминска Алексей Кудрин. В 2010 году он одолжил у пенсионера из посёлка Кодино Онежского района три с половиной миллиона рублей на год под 60 процентов. В результате долг, так и не отданный, возрос до десяти миллионов с лишком. В конечном итоге должник решением арбитражного суда Архангельской области 28 апреля 2016 года был признан банкротом.

По мнению Олега Смирнова, официальные цифры – это капля в море по сравнению с тем, каково потенциальное количество должников. На сегодняшний день их десятки миллионов.

Мария АТРОЩЕНКО

Источник: Правда Севера

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *