Моральный вред прижился в судах

Со вступлением в силу закона о взыскании долгов физлиц должники получили основания требовать с взыскателей компенсацию не только при причинении материального ущерба, но и морального вреда. Однако активно пользоваться такой возможностью должники стали лишь недавно, разобравшись в тонкостях закона. При этом суды нередко встают на их сторону, даже если регулятор взыскателей не нашел нарушений в их действиях. 

О том, что в 2017 году должники стали чаще обращаться в суды с исками о компенсации причиненного им морального вреда при взыскании долгов, рассказали “Ъ” в анонимных беседах участники рынка. «Количество таких обращений должников в суды увеличилось, при этом все чаще судьи стали вставать на сторону должника и удовлетворяют его требования»,— говорит гендиректор одного из коллекторских агентств. По словам другого собеседника “Ъ”, были случаи, когда суд удовлетворял требование о компенсации морального вреда, причиненного коллекторами, при том что регулятор — Федеральная служба судебных приставов (ФССП) — не нашел нарушения в их действиях. 

Глава «Юридического бюро №1» Юлия Комбарова отмечает, что раньше до судов должники, которые могли бы рассчитывать на компенсацию морального вреда коллектором, доходили в единичных случаях, поскольку надежды на положительное решение фактически не было. «Не существовало четкой границы нарушения прав должников, например, в рамках взаимодействие — автодозвон, СМС-сообщения, встречи и прочее не регламентировались законом,— поясняет она.— В профильном законе (230-ФЗ) прописаны правила общения с должником и то, что взыскатель обязан возместить убытки и компенсировать моральный вред, причиненный его неправомерными действиями». За год действия закона должники разобрались в нюансах и начали пользоваться его нормами для защиты своих интересов, указывает она. 

Крупные игроки коллекторского рынка массовой подачу должниками исков о компенсации морального вреда не считают. По словам гендиректора ЮВС Сергея Шпетера, большинство официальных коллекторских агентств дорожат своей репутацией и работают в рамках закона, а соответственно, и основания для требования должниками компенсации морального вреда сводятся на нет. «Агентству гораздо выгоднее упустить возможность лишний раз позвонить должнику, чем нести из-за этого финансовые и имиджевые потери»,— отмечет он. «Моральный вред, его размер и компенсация — понятие субъективное, а процесс обоснования причинно-следственных связей между действиями взыскателя и вредом, причиненным должнику, не всегда легко поддается расчету и взаимосвязи»,— добавляет совладелец агентства «Эверест» Дмитрий Чернышов. 

Впрочем, даже если иски примут массовый характер, компенсировать ущерб будут не сами коллекторы, а страховщики. Согласно 230-ФЗ, для включения в реестр ФССП коллекторские агентства обязаны застраховать свою ответственность перед должником. Сумма годового страхового покрытия составляет не менее 10 млн руб. и обеспечивает защиту имущественных интересов граждан, пострадавших в результате ошибок, допущенных коллекторами при осуществлении деятельности. Возможность возмещения морального вреда может быть включена в страховое покрытие по договору страхования. Как пояснил руководитель проекта департамента страхования финансовых рисков и ответственности компании «АльфаСтрахование» Иван Бузивский, для получения компенсации должнику необходимо предоставить в страховую компанию претензию с описанием причинно-следственной связи между действиями коллекторского агентства и причиненным вредом, а также документы, подтверждающие размер понесенного ущерба. «Урегулирование таких вопросов происходит в судебном и досудебном порядке,— поясняет он.— Возмещение морального вреда только по решению суда». 

У страховщиков опыт выплат компенсаций морального вреда уже есть. «Коллекторское агентство оказывало услуги по досудебному взысканию просроченной задолженности, в рамках которых были предприняты попытки связаться с должником по номеру телефона, принадлежащему другому лицу, чем были нарушены его права и нанесен моральный вред, который был подтвержден судебным решением»,— рассказывает начальник отдела страхования финансовых и профессиональных рисков компании «Ингосстрах» Сергей Архангельский. Впрочем, добиться значительных выплат по таким делам пока не получается, отмечают эксперты. По оценке госпожи Комбаровой, суммарно по моральным страданиям, расходам на лечение из-за стресса и порчи репутации выплат больше 150 тыс. руб. практически не бывает. 

Светлана Самусева, Татьяна Гришина

Источник: Коммерсант

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *