Правила игры

Банкротство российских граждан рискует стать прерогативой исключительно российских судов. К такому выводу можно прийти, прочитав решение арбитражного суда Санкт-Петербурга, отказавшегося исполнить в РФ определение английского суда о признании банкротом бывшего «бананового короля», а ныне театрала Владимира Кехмана. Причин для отказа было несколько, включая недоказанность уведомления об английском деле всех заинтересованных лиц, но наиболее интересны следующие три.

Во-первых, говорится в решении петербургского суда, господин Кехман не доказал, что определение Высокого суда Лондона от 5 октября 2012 года о признании его банкротом вступило в законную силу. Заключение фирмы Simmons & Simmons LLP по английскому праву о том, что это определение является окончательным судебным актом и вступает в силу с даты вынесения, российский суд счел ненадлежащим доказательством.

Во-вторых, иностранные судебные решения на территории России исполняются либо на основании международных договоров (РФ не участвует ни в одном таком договоре, касающемся банкротных дел), либо на основании принципа взаимности. В последнем случае исходят из того, признавались ли в той стране, где вынесено иностранное решение, решения российских судов, и если да, то поступают так же. За свежим примером далеко ходить не надо — решение арбитражного суда Москвы о взыскании с экс-банкира Сергея Пугачева 75 млрд руб. лондонский суд согласился не просто признать, но и арестовал его активы по всему миру, а два дома уже переданы на реализацию (см. «Ъ» от 18 августа).

Но петербургский суд счел, что взаимность должна соблюдаться именно по аналогичным делам. А поскольку доказательств того, что английским правосудием признаются решения российских судов о признании банкротом гражданина Великобритании, нет, то взаимность тут не применяется. Интересно, откуда было им взяться, если банкротство физлиц появилось в России меньше года назад и иностранцев по российской процедуре сейчас только пробуют банкротить?

Третий довод суда — исполнение нарушит публичный порядок, так как дела о банкротстве в РФ подведомственны исключительно арбитражным судам. То, что на момент вынесения определения Высокого суда Лондона в России вообще отсутствовала возможность банкротства физлиц, а после ее появления с подведомственностью таких дел определились не сразу, суд не учитывает. В петербургском решении говорится, что юрисдикция иностранного суда не может быть «произвольно распространена на регулирование публичных правоотношений в РФ», то есть английский суд не вправе был рассматривать это банкротное дело. Если эти мотивы поддержат вышестоящие инстанции, это положит конец банкротному туризму, и российские граждане смогут банкротиться только в России.

Источник: Коммерсант

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *