Выселяют на улицу: реальные истории банкротства физлиц

Вот уже два года, как в России действует закон о банкротстве физических лиц. За это время им воспользовались около 40 тысяч человек, хотя, по оценкам специалистов, сейчас около 700 тысяч россиян — потенциальные банкроты. Фактически это все те, кто задолжали банкам свыше 500 тысяч рублей и не выплачивают кредиты более трех месяцев. Корреспондент РИА Новости разобралась в том, как на самом деле работает закон о банкротстве физлиц, с какими сложностями придется столкнуться и чем нужно будет пожертвовать ради будущего без долгов. Как начинались и чем закончились истории персональных банкротств — в материале РИА Новости.

Сколько это стоит

Первое, о чем стоит помнить тому, кто захочет объявить себя банкротом: за эту процедуру придется заплатить. Во-первых, обязательные расходы: 25 тысяч стоят услуги арбитражного управляющего (этот специалист выступает в роли профессионального посредника между должниками, банками и судом) — такую сумму вносят на депозит суда, еще 10-15 тысяч уйдет на текущие расходы, а 300 рублей — на оплату госпошлины.

Таким образом, «несгораемая» сумма, которую придется уплатить в любом случае, составит порядка 40 тысяч рублей. Отдельно оплачиваются услуги юристов: далеко не у всех получится самостоятельно составить заявление и собрать все документы для подачи в суд. Минимум, который попросят за юридическое сопровождение процедуры банкротства, — 5% от суммы долга.

Как все происходит

Банкротство предполагает две стадии: реструктуризацию долгов и реализацию имущества. На первом этапе гражданин, имеющий какой-то доход, может договориться с кредитором о выплате долга за два-три года (пени и неустойки уже с момента вхождения в процедуру банкротства не начисляются). Если же дохода нет либо он слишком мал, вводят фазу реализации имущества. Впрочем, часто бывает так, что процедура есть, а имущества нет.

Безработный из Москвы

«В октябре прошлого года к нам обратился Алексей из Москвы (имя изменено. — Прим. ред.), который перебивался непостоянными заработками и накопил долг в 530 тысяч рублей», — рассказал Никита Попов, руководитель юридической компании «Мэй Дэй». В компании признаются: людей с такими «маленькими» долгами берут в работу не слишком охотно, но решили пойти клиенту навстречу.

Как вспоминает юрист, этот человек попал в сложную ситуацию: не мог найти постоянную работу, жена от него ушла, ребенка забрала, вдобавок мать попросила переписать квартиру на сестру, ведь у той муж и дети, а у тебя, мол, ничего нет, поэтому им она нужнее.

«Этот человек, по сути, оказался на обочине жизни, притом что не пил и имел неплохое образование», — отмечает Попов.

Поскольку заработки Алексея были нерегулярными, а его кредитная история — чистой, он охотно брал кредитные карты, которые предлагали ему банки: отказать не сумел сразу четырем кредиторам. Когда долги накопились, пошла просрочка, а денег, чтобы ее выплачивать, не было, его начали прессовать судебные приставы. Но он сориентировался в ситуации, обратился к юристам — и в марте ему ввели процедуру банкротства.

Алексею, можно сказать, повезло: у него не было в собственности никакого значимого имущества, в том числе квартиры. Но даже если бы и была, реализовать бы ее не удалось: по закону, продать можно все, кроме единственного жилья.

В перечень входит и другое имущество, которое не может быть реализовано: например, единственная корова или единственное пальто (одно зимнее, одно летнее). Но, по словам Попова, на это «никто никогда не смотрит».

«Нашему клиенту повезло: поскольку у него за душой не было фактически ничего, его долги просто списали, в октябре он закончит процедуру, очистится от долгов и начнет жизнь с чистого листа», — заключил юрист.

Пенсионерка из Краснодара

Легким испугом отделалась при процедуре банкротства и краснодарская пенсионерка Елена.

«Она взяла кредиты в двух банках — потребительский в «Сбербанке» и два «карточных» в «Альфа-банке» — пыталась помочь дочери купить квартиру. Набежало всего на 736 тысяч рублей вместе со штрафами и неустойками», — рассказала ведущий юрист Европейской юридической службы Саният Саламова.

Когда только начинается процедура банкротства, сразу выявляется имущество, которое можно продать, и тем самым потом погасить долги.

«Дохода у нашей клиентки не было, так как она была пенсионеркой, не было у нее и имущества: она жила в доме у дочери. У нее был какой-то телефон и ноутбук — это и продали. Остальной долг списали, так как больше продавать было нечего», — вспоминает Саламова.

Валютный ипотечник

Те, у кого нет другой недвижимости, кроме единственного жилья, могут не беспокоиться — реализовать его нельзя по закону. Но здесь есть неприятное исключение: если единственное жилье — ипотечное, то его просто продадут, а куда пойдет его прежний владелец никого не волнует — хоть на улицу, констатируют юристы. 

«Звучали предложения, чтобы владельцев ипотечного жилья, прошедших процедуру банкротства, временно переселять в маневренный жилой фонд (куда на время перемещают жителей при сносе домов), чтобы они хоть как-то наладили свой быт, но государство их не поддержало», — отмечает арбитражный управляющий Кирилл Бодров, который не раз выставлял на торги ипотечные квартиры должников. Как правило, их владельцами были те, кто взял ипотеку в валюте.

«Долг одного из моих клиентов вырос в четыре раза — с 2,5 миллиона рублей до 10 миллионов рублей в результате изменения курса валют, и он не смог его погасить», — рассказал Бодров. 

По его словам, сначала рассматривался вопрос о введении реструктуризации долга сроком на два года, но, разделив на этот срок его заработок и возмещение, оказалось, что это невозможно: доход слишком мал. Поэтому квартира, находившаяся в залоге у банка, была продана на торгах.

«После реализации должнику предъявили требование о выселении, а идти ему было особенно некуда — вместе с семьей и малолетними детьми он переехал к родственникам», — вспоминает Бодров.

Исход весьма печальный: человек, который брал эту ипотеку, мало того что заплатил кучу денег банку, так еще и остался без квартиры, констатирует юрист. И предупреждает: стоит помнить о том, что действующий закон о банкротстве на 99% защищает интересы банков, а не должников.

«Типичные» заемщики — в пролете

Эксперты указывают на то, что в законе — в нынешнем его виде — много несовершенств, и зачастую «типичным» заемщикам с относительно небольшими долгами на процедуру банкротства рассчитывать не приходится. «Типичные» — те, у кого нет какого-либо ликвидного имущества: например, второй квартиры, дорогого автомобиля или иного имущества на сумму не менее одного миллиона рублей. 

«С такими делами арбитражные управляющие связываться не любят: продать у них нечего (управляющий получает 2% с продажи активов должника), а за 25 тысяч рублей работать никто не хочет. И если должник никому не будет интересен, ему будет отказано в банкротстве, как сейчас часто и происходит», — отмечает Бодров.

Что касается банка, процедура банкротства физлиц ему выгодна, когда речь идет о крупных долгах. Поэтому сам он редко является инициатором процедуры банкротства, если долг относительно небольшой, а у заемщика брать нечего, — это может обернуться для кредитора дополнительными расходами.

В таких случаях кредитор использует возможность банкротства скорее как инструмент давления на должника. Кроме того, банку всегда выгоднее подсадить проблемного клиента на другой кредит в рамках рефинансирования, на новые проценты — и выудить из него страховую премию за изменение условий договора.

Банки не мелочатся

Когда рассматривается заявление о банкротстве, долги суммируются, а каждому из кредиторов заемщик может быть должен, например, по 150 тысяч рублей. Юристы уверяют: для банков подобные суммы — это «планктон», на который они практически не обращают внимания.

«Например, по делу безработного Алексея кредитные организации заняли абсолютного пассивную позицию. Из четырех банков к нам в реестр требований кредиторов заявился всего один, а остальные даже не стали соваться: такие суммы банки просто не замечают», — раскрыл секрет фирмы Попов из «Мэй Дэй».

Впрочем, предупреждает Бодров, банк — все-таки финансовая организация, которая просчитывает свои риски, а в деле взыскания долгов ему активно помогают коллекторы. Другое дело, что небольшие задолженности банки рассматривают далеко не в первую очередь. Поэтому часто бывает так, что, пока у кредитора дойдут руки до таких долгов, срок исковой давности по ним истечет — и деньги уже не удастся взыскать через суд.

Источник: РИА Новости

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *