Соседи поневоле

Министерство юстиции сообщило о начале работы над неожиданной инициативой: хронических должников разрешат уплотнять в единственном жилье.

Если выяснится, что квартира неплательщика слишком велика, ее разделят. Человеку и его семье оставят ровно столько квадратных метров, сколько нужно. Остальное пойдет на погашение долгов. Справедливо? Спорить об этом придется до хрипоты: уж очень сильно разделилось мнение экспертного сообщества.

Как сообщает ведомство, соответствующие правки предлагается внести в Гражданский процессуальный кодекс, Семейный кодекс и Закон «Об исполнительном производстве».

Сегодня единственное жилье неприкосновенно. Это правильно. Есть вещи, которые нельзя делать по определению: например, выгонять человека вместе с семьей на улицу из-за того, что его финансовая жизнь дала трещину. Есть грань, которую ни один пристав не вправе перейти.

С другой стороны, что делать, если должник живет на широкую ногу в роскошных апартаментах, а его дети от бывшей жены ходят в обносках?

«В настоящее время происходят нарушения прав кредиторов (взыскателей), — поясняют в минюсте, — поскольку установлен запрет на обращение взыскания на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему на праве собственности жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением».

Кроме того, продолжают эксперты ведомства, сложилась непростая ситуация с задолженностями по уплате алиментов, а также нарушаются права несовершеннолетних детей на обеспечение их жилыми помещениями при разводе родителей.

Еще четыре года назад Конституционный суд России в одном из своих постановлений указал, что законодателю надлежит определить пределы действия данного запрета.

В большой квартире могут выделить долю, и жилье должника станет по сути коммуналкой

У кредиторов должна появиться возможность получить свои деньги, когда по своим характеристикам единственное жилье должника явно превышает «уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище». Одновременно необходимо предусмотреть гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.

Многие правоведы поддерживают идею. «Что за привычка: брать, и не отдавать? — сказал «РГ» один из экспертов. — Когда я работал в прокуратуре, и надзирал за судебными приставами, то очень скептично относился к жалобам должников. Раз должник недоволен, значит, служба правильно сработала. А вот если мать не может получить алименты на ребенка с отца-бизнесмена, тут надо разбираться».

«Данная инициатива в принципе может позитивно сказаться на взыскании задолженностей», — добавляет руководитель юридического отдела одной из финансовых организаций Юлия Лысенко.

Бывает, у людей нет официальных источников дохода, нет счетов в банках, и поделать с такими должниками ничего нельзя. Так что же — списывать долги?

«Многие из должников имеют имущество, которое позволило бы расплатиться с долгами, — говорит Юлия Лысенко. — Оставлять без крыши над головой человека нельзя. Но можно предоставить менее комфортабельное жилье, люди расплатятся с долгами, но не окажутся на улице. А для граждан, которые соберутся взять в долг, новая норма станет предупреждением. Люди будут по другому оценивать риски, зная, что могут лишиться части имущества».

Однако у скептиков возникает масса вопросов. Кто и как будет оценивать, есть у человека излишки квадратных метров или нет?

— Теоретически, у человека могут выделить долю в квартире, потом ее продать, и квартира станет по сути коммуналкой, — говорит адвокат Сергей Ковалев. — Другой вариант: квартира может быть продана целиком. Человеку купят меньшую квартиру, а часть средств пойдет на погашение долгов, но это сложная процедура, и здесь масса возможностей для злоупотреблений.

По его мнению, предлагаемая норма все-таки может нарушить конституционное право граждан на жилище, так как возникают большие риски.

Некоторые критики саркастично предлагают в таком случае арестовывать коридоры и санузлы в квартирах, сдавать комнаты в квартирах должников мигрантам, чтобы помочь хозяевам расплатиться. По их словам, раз нет критериев уплотнения и неясна процедура, дело вполне может дойти и до такого абсурда.

Кстати, напомним, что сегодня можно арестовывать единственное жилье должников, но нельзя продавать. То есть арест получается психологической мерой. По мнению сторонников идеи, теперь разумно сделать следующий шаг и позволить отрезать лишние квадратные метры.

— Критики забывают, что такова правовая позиция Конституционного суда, — говорит один из экспертов. — Мне кажется, весь вопрос в процедуре, и если грамотно ее прописать, то норма принесет пользу.

Источник: Российская газета